История Михаила М.

 

Родился я в семье научных работников, вернее, на тот момент, еще студентов медицинского вуза г. Москвы. Ясли, сад… Потом родители отдали меня в престижную школу в центре Москвы, а т.к. жили мы на окраине, то до школы мне приходилось долго добираться: метро, автобусы. Я очень не любил эту школу, потому что у меня не оставалось времени гулять с приятелями во дворе. Более того, меня все время отдавали в различные спортивные секции: плавание, футбол, хоккей, волейбол, баскетбол, велосипед, шахматы и т.д. Родители регулярно ходили в походы и, естественно, брали меня с собой. Я бы даже сказал, что второй школой у меня был лес.

Я быстро чем-то увлекался, родители отдавали меня в одну секцию, но потом мне быстро надоедало, и я уже хотел что-то другое. Спасибо родителям —  они не принуждали меня. В 12-13 лет я попросился заниматься конным спортом и попал в Современное пятиборье (бег, плавание, фехтование, стрельба и конный), где тренировки были каждый день с 4 до 8 часов вечера, а в воскресенье  — конный спорт за городом. У меня не было ни минуты свободного времени, уроки я делал в метро или на переменах на подоконнике. Но в 8 классе встал выбор: или я перехожу в спортшколу, или ухожу из секции. Я ушел.

И вот тут я попал на улицу… Сигареты, подвалы, карты, стройплощадки, где мы очень любили собираться. В 15 лет я первый раз попробовал алкоголь на новогодней вечеринке в школе. Я украл у отца самодельного черноплодного вина. Отлил из бочки 0,5 литра и, кажется, в одиночку его выпил. Меня стошнило.  Потом я уснул на сцене за кулисами. Я не уверен, что мне понравился вкус, но, видимо, мне настолько понравилось состояние, что с тех пор алкоголь стал постоянным спутником моей жизни. Сперва это было пиво, чуть позже водка. Учиться я перестал совсем и перед экзаменами в 8 классе встал вопрос о моем исключении из школы и уходе в ПТУ. За меня вступились несколько учителей, и один из них, учитель географии и организатор школьного яхт-клуба,  взял меня под свою опеку. Его слова оказалось достаточно, и я остался в школе.

Я заболел яхт-клубом, ушел с улицы, поправилась успеваемость, но алкоголь остался. В 10 классе мне пришлось взяться за учебу, т.к. я очень не хотел идти в армию, а единственная возможность, и то, только теоретическая, это попасть в вуз, причем на тот момент было только 4 в Москве, которые давали отсрочку. Ребята, старше меня на год, все попали в армию — и золотые медалисты, и студенты МГУ,  и Бауманского и т.д. 1969 г.р. забрали всех, а нам что-то обещали. Тем не менее, я поступил на подготовительные курсы МАТИ и умудрился досрочно практически поступить в ВУЗ. Технические предметы мне давались очень легко. В институте началась «вольная» жизнь, я продолжал ездить в яхт-клуб, пошел в институте в секцию горного туризма, увлекся парапланеризмом, горными лыжами, горным сплавом. Все поездки, как и мероприятия в институте, сопровождались употреблением алкоголя. Все было красиво и сказочно. Более того, начались «лихие девяностые», я подрабатывал в ювелирной мастерской и сам торговал этим на рынке. Денег мне хватало на все. Сейчас я понимаю, что уже в это время я искал поводы, чтобы выпить. Пара бутылок пива вечером просто не считалась употреблением.

После института я пошел работать в КБ по специальности, но там ко мне опять пристали люди в «форме» с предложением послужить офицером. Мое руководство отправило меня в длительную командировку на Байконур. Моим эмоциям не было предела. Центр советской космонавтики, я ездил по всем полигонам, видел все своими глазами. Видел несколько пусков. Работали мы в жестком графике 12 часов через 12, без праздников и выходных. Готовили к запуску один из последних модулей к станции «МИР». И там я уже начал пить спирт каждый день. На ночь. Чтобы лучше спалось.

По возвращении в Москву мне пришлось уволиться, чтобы не приставал военкомат.  Я попал в фирму, торгующую оборудованием радиосвязи. Моя задача была устанавливать радиооборудование и налаживать связь. Клиентами были банки, нефтяные компании и другие богатые структуры. Задача всегда ставилась одна – связь должна быть. Цена значения не имела. Поездок было очень много, часто по возвращении из поездки меня встречали в аэропорту, давали оборудование, деньги и билет в следующую командировку. Нам с приятелем везло. Нам сопутствовала удача и, естественно, все удачи «обмывались». А уж вечерняя бутылка водки после рабочего дня просто не считалась пьянкой.

1998 год… Наша компания все же прогорела, но мне предложили перейти во вновь созданную компанию интернет-провайдера, и стать начальником  отдела радиосвязи. Я согласился. Работы было очень много. С утра я делал коммерческие предложения клиентам, потом ехал чинить сеть, потом подключать новых клиентов … и так день за днем, без праздников и выходных. Было интересно, мне нравилась насыщенность и моя значимость. И что самое интересное  — я практически не пил. Я все время был за рулем, вечером  просто падал с ног от усталости, а с утра уже ехал на работу. Меня могли разбудить звонком ночью, и я должен был ехать на ремонт. Так продолжалось года три. Я женился. Уже стал действительно начальником отдела, у меня было много сотрудников в подчинении. И вот тут алкоголизм начал брать свое. Пить вечером каждый день стало просто нормой. Я начал позволять себе выпивать за рулем, стал злым и раздражительным, вскоре начались прогулы, я просто физически не мог встать на работу. Во время очередного скандала я выгнал жену из дома, как потом оказалось беременной.

Чуть позже  нашел другую девушку. Мне казалось, что ангел спустился с небес, думал, что теперь все будет по-другому… через год она забеременела, но алкоголь уже крепко держал меня в руках. Рождение дочери, упреки родителей, жены, проблемы на работе  —  ничего меня не останавливало. В итоге жена с ребенком ушла из дома, а после очередной пьянки на работе я очнулся в больнице голым под простыней. Оказывается, шеф не знал, где я живу, договорился с больницей, чтобы меня откачали и  утром отпустили, но я настолько был в шоке, что голый сбежал, как-то поймал такси и доехал до родителей. Отец предложил мне лечь в клинику Маршака. Там я познакомился со словами «Программа 12 шагов» и после реабилитации побывал на первом собрании АА. Увидев кучку людей, маниакально пьющих чай и твердящих «я алкоголик», я обозвал всех сектантами, добавив еще несколько нелитературных слов, решил, что теперь я знаю все, пошел жить самостоятельно дальше. Выпил я через несколько дней. На работе я чувствовал, что ко мне есть претензии и не нашел ничего лучшего, чем устроить скандал и уйти.

Дальше жизнь моя начала катиться вниз с ужасающей скоростью. Смена трех работ, еще одна женитьба, и все это уже сопровождалось клиниками, детоксикациями на дому, кодировками. Я четыре раза был в «Кащенко» в «санаторном отделении» 13, 15, 17 наркологии, и не по одному разу, Химки, частные клиники, пил тетурам или «Колме» запивая водкой, 25-ый кадр, психологи, ездил в Индию… Я не уверен, что самостоятельно вспомню  сейчас все места и что я пробовал, чтобы бросить пить. Отец поменял место жительства и перевез меня в другой район. В конце концов, все, да и видимо я тоже, опустили руки. Покончить с собой у меня не хватило сил. Врач-нарколог ездил ко мне домой, как на работу, чтобы просто прокапать и, наверно, продлить мне жизнь по просьбе моей матери. В какой-то момент во время острого приступа панкреатита он не пустил меня на операцию просто потому, что я бы ее не перенес. «Белочка», несколько приступов эпилепсии. Говорить, что я потерял человеческий облик  — даже не приходится, мне страшно было проползать мимо зеркала, когда я двигался в магазин. Я уже не мог не пить и пить я уже не мог. Был момент, когда я пытался не пить, я терпел… 12 суток я не пил и не спал. Я думал, что  сошел с ума. У меня вылезла крапивница в  жуткой форме, и я выпил. В какой-то момент мне предложили поехать в реабилитацию в Уфу, про которую говорил врач, и я согласился. Мне было уже абсолютно все безразлично.

6 месяцев принудительной трезвости в запертом доме с наркоманами и попытками физически, морально, добровольно-принудительно вбить в меня смысл 12 шаговой программы, правда, по «наркомановской» методике, привели только к искреннему желанию купить пулемет и поехать «поговорить» с организаторами этой реабилитации, и с каждым вторым консультантом.

Но к концу программы что-то все-таки во мне пробудилось, и, выйдя на волю, я попал к анонимным алкоголикам в г. Уфе. Я, наверно, не смогу передать чувства, которые испытал,  проще процитировать классика: «Я понял, что наконец попал домой. Я дома» Мне предложили прочитать книгу Анонимные Алкоголики. Я не знаю,что в ней кроется такого, но с тех пор я трезвый. А спонсор просто помог мне увидеть, что можно жить трезво, и при этом еще и получать от жизни удовольствие. Первый год трезвости я задавал всем один вопрос: «Когда появляется интерес к жизни?» Сейчас мне и в голову не придет задать такой вопрос.

 

Перейти на «Истории Землян» 

 

 

 

Комментарии закрыты.